Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Русская философия

Судя по всему, до петровской эпохи о русской философии вряд ли приходится говорить. И едва ли не первым нашим философом надо числить Феофана Прокоповича. От Феофана есть преемственность к Ломоносову. А Ломоносов слушал лекции Христиана Вольфа. Но есть и но. Философию изучали в духовных академиях, и это была схоластическая философия. Еще в начале XIX в русских духовных академиях преподавали по-латыни. А вот университетская философия - это немецкая философия, тот же Вольф (пишем Вольф, подразумеваем Лейбниц). Кстати, может быть кто знает, есть ли исследования о русской университетской философии до николаевской реакции?
Но, народ-то у нас языки учил, и литературу заграничную читал. И, по моему мнению надо бы выделить как отдельную главу немецкую мистику на русской почве, переведенную трудами Лабзина: Беме, Эккартсгаузен и Юнг-Штиллинг. А отсюда прямая линия к Шеллингу и Гегелю. Что мы и наблюдаем как у славянофилов, так и у Белинского, Герцена и либералов. Ну а от Герцена прямая линия к Чернышевскому (плюс Фейербах), от Чернышевского к Плеханову и Ленину через Маркса. Ленин, кстати, особая статья, это глубоко прочувствованное гегельянство. Но и линия славянофилов - это тоже немецкая философия. Само название диссертации Соловьева - действительно системного мыслителя - "Критика отвлеченных начал" - отсылает к Канту, хотя кантианства там нет. Серебряный век (кстати, я считаю себя человеком, на всю жизнь отравленным Серебряным веком) немыслим без Ницше и Шопенгауэра.
Так что вывод: русская философия - это особое ответвление философии немецкой. И, кстати, самое влиятельное направление нашей философии - марксизм, левое гегельянство.

Статья о Мейстере Экхарте

Реутин М.Ю. Майстер Экхарт — Григорий Палама. К сопоставлению немецкой мистики и византийского исихазма

Via grenzlos

На мой взгляд Экхарт - один из самых глубоких христианских писателей. Впервые я его прочел учась в СПбДС, купил только что вышедшее переиздание проповедей Экхарта в переводе Сабашниковой. На меня тогда большое впечатление произвела сама форма его проповедей, наполненная внезапными парадоксами, и, даже где-то такими вещами, которые могли показаться студенту семинарии неблагочестивыми (я думаю, что нет худшей формы безбожия чем привычное благочестие). Особенно мне тогда понравилось, что в проповедях Экхарта отсутствует свойственное греческим писателям уснащение текста разного рода красивостями, что весьма затемняет смысл.
Так что для меня Экхарт - настоящий учитель и наставник, наряду с Августином (особенно его "Исповедью"). Реутин сравнивает Экхарта с Паламой, мне кажется было бы интересным прочитать Экхарта сквозь Гегеля и даже Маркса. Гегель, видимо, хорошо знал Экхарта, но только раз цитирует его в "Лекциях по философии религии": «В справедливости я взвешиваюсь в Боге, и Он во мне. Если бы не было Бога, не было бы меня; если бы не было меня, не было бы и Его».

Спиноза и Шиур Кома

Сегодня рассказывал студентам о Спинозе, и вдруг подумалось, что где-то я уже встречался с чем-то похожим на спинозовскую концепцию субстанции. У Спинозы субстанция обладает двумя атрибутами - мышлением и протяжением, ну и Бог у Спинозы, если я его правильно понял, - это и есть сама субстанция. Отсюда укоренившаяся традиция считать Спинозу пантеистом, а то и этаким своеобразным материалистом. Получается, что спинозовский Бог-субстанция в качестве своего атрибута имеет еще и тело.
В иудейской мистической традиции имеется аналогичное представление о Боге как о теле. Такие представления были изложены в мистическом трактате "Шиур Кома" - "измерение (или размеры) Тела": "Фрагмент "Шиур кома", сохранившийся в нескольких текстах, изображает "тело" Творца, строго придерживаясь аналогии с телом возлюбленного, описываемого в пятой главе "Песни Песней", и характеризуя с помощью огромных чисел размеры каждого органа. ... Единицы измерения космичны: высота "тела" Творца равняется 236 тысячам парасангов, другая же традиция утверждает, что только высота подъема Его ступни измеряется тридцатью миллионами парасангов. Но "мера парасанга Бога составляет три мили, а в одной миле 10 тысяч локтей, а в локте три пяди Его пяди, а одна пядь заполняет собой весь мир, ибо сказано: Он, Кто измерил небо Своей пядью " (Шолем). Интересно, что и мы называем Церковь Телом Христовым, т.е. фактически телом Бога. Получается, что и Церковь есть субстанция обладающая и мышлением и протяжением. У меня есть подозрения, что и Иисус, говоривший о своем Теле как о Теле Церкви, и Спиноза, учивший о Боге-субстанции черпали из одного источника.