О церковном имуществе.

О церковном имуществе.
Коль скоро общественность так взбудоражилась заявлением отца Романа о декларировании имущества клириков, то считаю не лишним посмотреть, а чего нам говорят церковные правила (т.е. именно те самые каноны, от которых происходит слово "каноничность") об имуществе клириков.
Предварительные замечания:
Церковные каноны - это правовые памятники эпохи поздней античности и начала средневековья. В те времена принципы законодательства были несколько иными, чем сегодня. В отличие от современных, абстрактных норм, церковное право, в значительной мере, казуистично, т.е. оно описывает конкретную ситуацию, которая потом распространяется на все аналогичные случаи. Поэтому, когда в норме речь идет о епископе, то это можно распространить и вообще на любого из чина священнослужителей, управляющих имуществом церкви.
Правила эти приняты настолько авторитетными церковными форумами или лицами, что сегодня ни один церковный собор или епископ не осмелится заявить о том, что эти правила не действуют, или они отменены. Они могут не выполняться, но они все равно остаются действующим законодательством восточной церкви, даже при всей архаичности или невыполнимости этих правил. Это такой парадокс восточного церковного права. Именно этот свод и есть источник т.н. "каноничности". Строго говоря, канонично то - что прописано в этих нормах.
Итак, читаем:
Правила святых апостолов - древнейший свод церковного законодательства, в значительной степени (но не во всем) отражающий еще доконстантиновские времена. Конечно, не самими апостолами написан, но, отчасти, к ним восходит.
Правило 40.
Ясно известно да будет собственное имение епископа (если он имеет собственное) и ясно известно Господне: дабы епископ, умирая, имел власть оставить собственное, кому хочет, и как хочет, дабы под видом церковного не было растрачено имение епископа, имеющего иногда жену и детей, или сродников или рабов. Ибо праведно сие пред Богом и человеками, дабы и церковь не потерпела некоего ущерба, по неизвестности имения епископского; и епископ, или его сродники, не подверглись отобранию имения за церковь, или же дабы близкие к нему не впали в тяжбы, и кончина его не была сопровождаема безславием.
Правило 41.
Повелеваем епископу иметь власть над церковным имением. Если драгоценные человеческие души ему вверены быть должны, то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы он всем распоряжался по своей власти, и требующим чрез пресвитеров и диаконов подавал со страхом Божиим, и со всяким благоговением; так же (если потребно) и сам заимствовал на необходимые нужды свои и странноприемлемых братий, да не терпят недосатка ни в каком отношении. Ибо закон Божий постановил: да служащий алтарю, от алтаря питаются; так же и воин никогда не подъемлет оружия на врага на своем пропитании.
Резюме: Эти правила, требуют, чтобы всему церковному обществу было понятно, какое именно имущество лично принадлежит епископу, а какое является общественным церковным достоянием. Т.е. чтобы эти материальные ресурсы не смешивались. Казалось бы, здесь речь идет как раз о декларации доходов. Но так ли это?
Следующее правило говорит о том, что епископ может распоряжаться церковным имением "по своей власти", т.к. раз он душами людей, по поручению Бога и церкви, распоряжается, то уж такой мелочью как деньги сможет распорядиться с успехом. Правило сравнивает епископа с солдатом, а солдат всегда содержится со стороны общества и он не обязан воевать за свой счет. Правда оговаривается, куда предпочтительнее епископу тратить средства: на обеспечение служащих, на милостыню. При этом правило не ограничивает епископа в том, чтобы обеспечивать свой клир и себя: четко сказано: "да не терпят ни в чем недостатка".
Т.е. приведенные правила не требуют от епископа отчета о том, куда он потратил именно церковные ресурсы, оно требует лишь того, чтобы личное имущество епископа было юридически правильно оформлено, дабы после его смерти церкви не пришлось вести тяжбы с наследниками, т.к. это может привести к "бесславию", т.е. подорвать репутацию церковного сообщества.
Правила Антиохийского поместного собора (341 г.), в целом, повторяют Апостольские правила:
Правило 24.
Доброе дело есть, да церковное стяжание сохраняется для церкви со всяким тщанием и благою совестию, и с верою во Всевидца и Судию Бога; и распоряжати оным с рассуждением и властию приличествует епископу, которому вверены все люди и души собирающихся в церковь. Да будет же явно принадлежащее церкви, и открыто окружающим его пресвитерам и диаконам, так чтобы они знали, и не оставались в неведении о том, что собственно принадлежит церкви, и ничто от них не было сокрыто. И тако, аще случится епископу преставитися от жития сего, при очевидности принадлежащаго церкви, и оно не будет расточено и утрачено, и собственность епископа не будет потревожена под предлогом принадлежащих церкви вещей. Ибо праведно есть и угодно пред Богом и человеками, чтобы собственность епископа предоставляема была кому он восхощет, а достояние церкви ей сохраняемо было, и чтобы как церковь не терпела ущерба, так и епископ, под предлогом достояния церковнаго, не был лишаем своея собственности, или же, чтобы близкие к нему не вошли в тяжбы, а с тем вместе и он по смерти не подвергся безславию.
Правило 25
Епископу имети власть над церковным имуществом, да распоряжает оным со всякою осмотрительностию и страхом Божиим, на пользу всех нуждающихся; и сам да взимает из онаго должную часть, на необходимыя свои потребности, и на потребности странноприемлемых им братий, дабы они ни в чем не терпели лишения, по слову Божественнаго апостола: имеюще пищу и одеяние, сими довольни будем (1Тим. 6, 😎 . Аще же сим не довольствуется, но обращает вещи на свои домашния потребности, и доходы церкви, или плоды принадлежащих ей полей, не по согласию пресвитеров или диаконов употребляет, а предоставляет над оными власть своим домашним и сродникам, или братьям или сынам, от чего приметно происходит замешательство в церковных штатах: таковый да представит отчет собору тоя области. И аще инако донос будет на епископа и на состоящих при нем пресвитеров, принадлежащее церкви или от полей, или от иныя собственности церковныя, обращают в свою пользу, с утеснением убогих, и с приченением нарекания и безславия в домостроительству церковному, и правящим оное таким образом: то таковые да приимут приличное исправление, по рассуждению святаго собора.
Правило 25 рассматривает ситуацию, когда возникает сомнение в том, что епископ употребляет церковное имущество только на себя любимого, а остальным клирикам и содержащимся от алтаря лицам ничего не остается. Как сказали бы сегодня, происходит нецелевое расходование церковных средств, которое, опять же, приводит к ущербу для церковной репутации. И опять же, правило ничего не говорит о декларации. Оно предписывает в таких случаях обращаться к "рассуждению святаго собора", т.е собрать собор, который и рассудит, насколько эффективно епископ руководил церковным имуществом.
Из новейшей церковной истории здесь можно вспомнить дело патриарха Иерусалимского Иринея, который был "извержен из сана" как раз из-за неэффективного управления церковной недвижимостью (что привело к "приченению нарекания и безславия в домостроительстве церковном") собором, под председательством патриарха Варфоломея Константинопольского. Иринея, правда, потом восстановили в сане, но это уже к вопросу о том, что это значит - "лишение сана".
Вывод: Если есть сомнения в том, что поп или епископ слишком много берет церковных денег себе, то церковные правила предписывают начать обычную процедуру судопроизводства: в случае с попом - обратиться в епископский суд (как он должен проходить - отдельный вопрос), в случае с епископом - в синод. Если в поместной церкви нет возможности разбирательства - обратиться в суд области (митрополии, патриархии) или к суду Вселенской церкви.

О противозаконных сборищах хлыстов в селе Собаченках

О противозаконных сборищах хлыстов в селе Собаченках, Ардатовского уезда.
1912 г.
Его Преосвященству, Преосвященнейшему Вениамину,
Епископу Симбирскому и Сызранскому
Благочинного 4 округа
Ардатовского уезда
Репорт
На благоусмотрение Вашего Преосвященства долг имею благопочтительнейше донести о движении и проявлении хлыстовства в селе Собаченках и других сел округа.
В сих Собаченках часть хлыстов, в количестве 54 душ с малолетними, для сокрытия себя, за последние два года перечислилось в секту «духовных христиан»; оставаясь, по вероучению, хлыстами и собираясь на молитвенные собрания совместно с прочими хлыстами, официально числящимися в православии, таковых в Собаченках 115 душ с их малолетними семейными. На молитвенные радения хлыстов, кроме Собаченских, приезжают и из других мест, как причисленные в секту «духовных христиан», так равно и неперечисленные. Так на последнем хлыстовском радении, бывшем 13 февраля было немало приезжих, всего же на собрании было около 60 человек. Об этом хлыстовском религиозном собрании я 11 февраля заявил Г. Приставу, указав ему, что в качестве сведущего лица он может взять или меня, или местного псаломщика, а в качестве проводника церковного сторожа Якова Маненкова. Но Г. Пристав почему-то не взял ни одного из нас, а церковный сторож, проводивши полицию в дом П. Максимова, где было хлыстовское радение, вошел тотчас же после пристава в дом П. Максимова, – это было около 12 часов ночи, и он, как очевидец, рисует следующую картину хлыстовского радения во время накрытия полицией. Главным действующим лицом на радении, очевидно, был мещанин г. Алатыря Егор Малкин, некогда ссылаемый за принадлежность к хлыстовству; последний сидел впереди в хлыстовской белой рубахе, прочие собравшиеся почти все находились парами и были в одних чулках и нижнем белье, двое Вареновых при виде полиции спрятались под кровать, одна женщина залезла в подпол, одна женщина поспешно надевала рубаху, надо полагать была без костюма. На всех лицах виднелись следы пота, как бы после тяжелой работы. Вид присутствующих истомленный, нерешительный, с испугом, ясно говорящим о неожиданности появления полиции. Обстановка комнаты, где находились сектанты такова: в переднем углу стояла икона, на столе лежали какие-то книги, под лавкой помещалась кадушка с железными обручами с проделанными вверху дырочками для вставки кропилец. Надо полагать, означенный сосуд служит для кропления и помазания вновь принимаемых членов в состав хлыстовства. В другой избе навалена была куча одежды и в углу притаились две-три какие-то женщины. При появлении полиции несколько лиц, как «духовных христиан», так и хлыстов, разбежалось, напр. Антон Сергеев разувши, в одной рубахе, а Варвара Макарова убежала без всякой верхней одежды.
В доказательство того, что как перечисленные в секту духовные христиане, так равно и числящиеся православными – подозреваемые в хлыстовстве, составляют одну хлыстовскую общину или корабль, могу привести следующие данные:
1) Так называемые духовные христиане совершенно не знают вероучения молокан, хотя для показа и имеют некоторые молоканские книги. О них уверить могу лично я, Василий Пряхин и другие.
2) Как те, так и другие обычно и всегда собираются совместно, напр. В указанный день 13 февраля, где ясно собрание было не молоканское, а хлыстовское. Таковые же собрания происходили многажды и ранее. Это подтвердить могут: Яков Маненков, Иван Да…, Краснов Сергей и Марина Луконина.
3) Собрания бывают всегда тайно, ночью, вообще в неурочное время и к дому, где собираются приставляется ими караул.
4) Что означенные сектанты действительно придерживаются хлыстовских заблуждений со всеми противонравственными деяниями: распутством и общей свалкой – в том могут свидетельствовать бывший приверженец хлыстовства, перечислившийся в секту духовных христиан, а потом перешедший в православие Василий Пряхин, так же крестьянка Мария Рулинова, раньше ходившая в хлыстовские собрания, Иван Фаддеев Глухов, Краснов Степан, его сноха Ефросиния Васильева и Определеннова Евдокия. Должны бы свидетельствовать и бывшие в собрании 13 февраля Марина Луконина и Агриппина Кваскова. Причем Рулинова в присутствии Красновой Федосьи и Давыдовой Марии заявила, что во время общей свалки богородица ходит с зажженной свечой по лежащим, говоря «свят дух сошел», она же добавляла, что три тайны сказать нельзя: как хлыстовские девицы родят, куда они рожденных девают и откуда кровь берут для приема. В виду волнения православного населения окружных селений, проявляющегося после накрытого полицией хлыстовского радения, при чем ревнующие опасаются, что если это хлыстам пройдет без наказания, то молодежь удержать будет трудно от совращения в хлыстовство чрез подкуп и др. средства, я счел нужным чрез местного Земского Начальника довести до сведения Г. Губернатора.
Вашего Преосвященства Милостивого Архипастыря и Отца
всепокорнейший и нижайший послушник благочинный 4 округа Ардатовского уезда священник Михаил Крылов

Историк Василий Ульяновский о патриархе Московском Игнатии

Историк Василий Ульяновский о патриархе Московском Игнатии.
Ульяновский В.И. «Священство» и «царство» в начале Смуты: Московские Патриархи, российские монастыри, духовенство Востока. — М. ; СПб. : Нестор-История, 2021. — 808 с.
"И все же, несмотря на категоричную критику авторитетнейшего ученого Б. А. Успенского, мы продолжаем утверждать каноничность поставления Игнатия. Даже в случае отсутствия повторной хиротонии каноны православия не нарушались, ибо Византийская Церковь-мать не знала и не требовала повторной хиротонии епископа при возведении на Патриаршество. Все русские источники (от Хронографа 1617 г.), которые цитировались выше, пытались представить интронизацию как простое царское назначение без участия Освященного Собора и без какой-либо сакральной церемонии. Арсений [Елассонский], благодаря подробному (но не полному) описанию системы избрания и интронизации Игнатия, однозначно зачеркнул эту идеологему.
Законность (каноничность) поставления (т.е. именно сакральной церемонии) Игнатия признавалась почти всю первую четверть XVII в. и позже Патриархом Никоном. Таким образом, даже отсутствие повторного рукоположения (что не доказано), не лишало собственно церемонию интронизации Игнатия сакрального значения. Как и в случае с Иовом, после смены «царства» Игнатий был низложен именно как политический деятель, за «действие благословения» Самозванца, но оставался легитимным как интронизованный при помощи сакрального обряда первосвятитель. Это раздвоение в обоих случаях равнялось нетождественности Церкви земной (как институции, где действуют люди, и поэтому подверженной разным людским соблазнам) и Церкви небесной (целиком сакральной сферы, где мирское не действенно). Важно, что это раздвоение адекватно понималось всеми современниками: от Лжедмитрия I, Иова, Игнатия, иерархов до рядового священства и паствы. Фактически только Филарет официально затронул сакрум Игнатия через констатацию неверности его действий в сакральной сфере (неперекрещивание Марины), вынеся свой приговор на утверждение Собора, что превратило его (приговор) в традицию осуждения, дееспособную норму анафематствования Игнатия (об этом — дальше).
Таким образом, Самозванец смог провести архиерейское избрание и сакральное утверждение своей кандидатуры нового Патриарха, возвратив «Закон» через его гаранта и хранителя «Правды» — первоиерарха. Власти нового царя отныне соответствовала поддерживающая власть нового Патриарха — руководителя Церкви земной". (с. 145 - 146)Collapse )

«Тень Грозного меня усыновила»: логика формальная и логика социальная.

«Тень Грозного меня усыновила»: логика формальная и логика социальная.

Сказано в Лк. 1:17 об Иоанне Крестителе: «и предъидет пред Ним (Господом) в духе и силе Илии».
Как это понять? Иоанн будет самим пророком Ильей? А как это сделать? Будет единосущен с Ильей? Или станет ипостасью Ильи? Или здесь речь идет о переселении душ, гилгуле, как в позднем иудаизме?
А если смотреть с точки зрения современной рациональности, то получится, что Иоанн (вернее Лука) присвоил имя Илии. Выходит, что он самозванец? Сегодня так бы и сказали.
Но, похоже, что речь не идет о единосущном воипостазировании. Все же прав был апостол Павел: «греци лукави доднесь», их философская терминология совсем ничего не объясняет, а только наводит туман. И проклят будь дважды Аристотель, со своими словечками. Не знает Писание никаких сущностей и ипостасей. Язык догматики вообще не имеет отношения к истинам, он для другого предназначен: для социального контроля.
Тогда может быть «гилгуль»? На мой взгляд переселение душ в иудаизме – тоже от греков, от Платона.
Чтобы понять, как Иоанн может быть Ильей (или Иисус – Отцом Небесным) нужно встать на ближневосточную почву. Адам – образ Бога, Его «целем», изображение, картинка, фотография. Царь Иудейский – тоже «целем» Яхве, точно так же как облако, ветер. Бог посмотрел на Моисея и отразился в Моисее, как в зеркале, Моисей преобразился и лицо его исполнилось сиянием. Главное, чтобы «целем» двигался, он живой. Идолы не могут быть «целем», они неподвижны: «уши имеют – и не слышат, глаза имеют – и не видят, имеют рот – и молчат».
Да и так ли важна была идентификация личности тогда, когда никто не выдавал никому паспортов? Нечего было идентифицировать. Пока кто-либо не укажет – опознать человека невозможно. Сказали, что Иоанн – это Илия и все согласились, т.к. Иоанн творил дела Илии. Изображал Бар Кохба действия Машиаха – рабби Акиба объявил его мессией. А почему бы и нет? Вопрос не в том, что ты кем-то назвался. Вопрос в том, за кого тебя признали. «Тень Грозного меня усыновила».
Другими словами, вопрос воплощения – это вопрос социальной практики. Если есть те, кто признают Иоанна Ильей – быть по сему. А «воипостазирование» или «гилгуль» – это уже вопрос рационализации совершившегося социального признания. И вопрос закрепления формулировок, при помощи которых одни отделяются от других. «Определение есть негация».

Итак, некоторые выводы по механизму отождествления Иоанна и Илии.
Библии чужд закон тождества. Я больше скажу, он чужд нормальному человеческому мышлению. «Закон исключенного третьего» имеет весьма ограниченное применение. Ему нужно специально учиться, как прямой перспективе. То, что Леви-Брюль назвал «пралогическим мышлением» – это естественная логика жизни.
Наша догматика, формулировки, утвержденные соборами – неудачная, я бы сказал монструозная, попытка соединить непрерывную, текучую библейскую логику с дискретными законами логики формальной. Результат вышел совершенно неудовлетворительным. Вернее сказать, результат получился такой, к какому стремились. Потому, что у епископата, на соборах, стояла задача приспособить Царство Небесное к римскому государству. Логика, как известно, – деньги духа.
Нормальное человеческое мышление, кроме всего прочего, владеет еще искусством определять статус пространства-времени, где нужно пользоваться той или иной логикой. А статус этот – результат общественной практики.

Православный самиздат в Чувашии в 1960-1980-х годах.

Вышла статья: Берман, А. Г. (2021). Православный самиздат в Чувашии в 1960–1980-х годах. Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология, 37(1), 162–175.

https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/11636

Статья посвящена феномену православного церковного самиздата во второй половине XX столетия. Под православным самиздатом в данной работе понимается комплекс текстов, растиражированных кустарным способом и распространявшихся в так называемой прицерковной среде без санкции церковных или светских властей. В условиях советской действительности церковная среда представляла собой глубокую периферию общественной жизни и формировалась из маргиналов, вытолкнутых советской властью на социальную обочину. Специфическое положение церковных людей в СССР определяло репертуар текстов самиздата, их идеологическую направленность. Источниковую базу для данной статьи составила большая библиотека церковного самиздата, оставшаяся после смерти Елизаветы Федоровны Захаровой, активной прихожанки Введенского кафедрального собора в Чебоксарах, типичной представительницы прицерковного круга. В статье дан обзор жанров произведений, хранившихся в качестве самиздата в библиотеке Захаровой: богослужебные тексты, кустарные копии дореволюционных изданий, духовные стихи, тематические сборники, произведения фольклора, апологетическая литература, эсхатологические и конспирологические тексты и др. Одной из особенностей бытования православного самиздата в Чувашии было то, что многие тексты циркулировали в переводах на чувашский язык. К числу особенностей чебоксарского самиздата можно отнести тиражирование прозаического перевода поэм Джона Мильтона «Потерянный рай» и «Возвращенный рай». Церковный самиздат выполнял ряд важных функций в прицерковной среде: решал проблему спроса на богослужебную и вероучительную литературу в условиях дефицита, транслировал неподцензурные тексты, сплачивал церковных людей и мог быть источником дополнительного заработка. В целом церковный самиздат был важной составляющей культуры «прицерковного круга» в советское время. При цитировании неопубликованных источников сохраняются особенности орфографии и пунктуации оригинала.

О постановлении ЦК КПСС от 4 октября 1958 г. Из доклада члена Совета по делам РПЦ Сивенкова

Доклад, прочитанный И.И. Сивенковым (по образованию экономистом), похоже был направлен против председателя Совета по делам РПЦ Карпова. Довольно жесткая критика предыдущей политики Совета. Кстати, демонстрируется хорошее знание Сивенковым экономического положения РПЦ, можно сказать товарищ "зрит в корень". Правда и в самом докладе Сивенкова можно увидеть противоречие с "ленинскими принципами".
О постановлении ЦК КПСС от 4 октября 1958 г.
«О докладной записке отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам о недостатках научно-атеистической пропаганды» и задачи Совета по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР и его Уполномоченных.
Из доклада, прочитанного членом Совета по делам РПЦ Сивенковым И.И. на инструктивном совещании Уполномоченных и и.о. Уполномоченных Совета 20 января 1958 года в г. Москве
"Укреплению церкви, кроме ослабления научно-атеистической работы и ошибок, допущенных Советом, в значительной степени способствовало широкое использование духовенством в церковной жизни представленных ему прав, которые оговорены в Положении об управлении русской православной церкви, утвержденном 31 января 1945 года Поместным собором русской православной церкви.
Это Положение использовано церковниками для организации централизованной церковной власти в лице патриарха и синода имеющих в Москве большой аппарат: Управляющего делами с канцелярией, хозяйственное управление, учебный комитет, пенсионный комитет, отделы по вопросам внешних сношений, издательский, а в республиках, краях и областях епархиальные управления, объединяющие благочинных церковных округов и настоятелей церквей и молитвенных домов. Создано 73 епархиальных управления, т.е. столько, сколько их было в дореволюционное время на гораздо большее количество церквей. Collapse )
В тот период, когда принималось Положение об управлении русской православной церкви, имелись некоторые основания о предоставлении церкви отдельных льгот. Но это ни в какой степени не отменяло советское законодательство, направленное на то, чтобы лишать религиозные организации, их центры и духовенство власти над общинами верующих, лишить их экономической базы, при помощи которой они усиливали свое влияние на отсталые слои населения".

Диалоги о церковных таинствах 4.

Диалоги о церковных таинствах.

Диалог 4. О крещении. Чистое и грязное.

- Здорово, что ли?
- Ну здравствуй, дорогой.
- Как здоровье после вчерашней баньки?
- Славно попарились.
- Да, как будто заново родился. Помнится вчера мы вчера с тобой затеяли было очередную богословскую беседу. Да уж место было больно не подходящее для подобных разговоров. Про крещение намеревались поговорить.
- Ага, баня телесная и баня пакибытия как-то не совсем между собой соотносятся. Даже крестик в парилке приходится снимать. Прямо-таки какое-то промежуточное место, эта баня.
- Все верно, в бане мы с себя грязь смываем, очищаемся. Там грязь и остается.
- А что такое грязь?
- Экой сложный вопрос. Вон, посмотри под ноги: земля, песок.
- Но ведь хлеб-то в земле растет, да еще и навозом, то есть дерьмом лошадиным, удобряется. А сам по себе хлеб еще никто грязным не назвал. Как же у тебя получается: из грязной земли вырастает чистый хлеб?
- Хм, значит и земля не грязная?
- Это смотря какая земля. Вот если ком земли на обеденный стол положить, можно ли за таким столом обедать?
- Нет, конечно. Негигиенично.
- То есть грязно?
- Ага.
- А вот тот чернозем, что лежит на пшеничном поле – он грязный?
- Тот, что в поле – не грязный, он же на поле лежит, без него хлеб не родится.
- Так значит, что такое грязь? То, что оказалось не там, где надо, и не в свое время?
- Выходит так. Это как кровь, о которой мы давеча говорили.
- Именно. А как понять, что и когда где-то должно находиться? Кто определяет?
- Ну, это такой естественный порядок вещей. Бог, наверное.
- Это-то понятно – Бог. А кто в поле пашет, на земле и за столом сидит, с ложкой? Т.е. кто реально отделяет грязь от чистоты? Кто порядок этот воплощает? Ведь, по большому счету, Всемогущему Богу все равно, где и что лежит, это на Его существовании никак не сказывается. И неодушевленные вещи, хоть и находятся в этом порядке (поскольку между собой взаимодействуют), но понять или осознать свое место не могут. Где положили – там и лежат. Комку земли одинаково безразлично, где лежать – на столе или в поле.
- Ну?
- Значит порядок вещей важен только нам, людям?
- Выходит, что людям.
- Как древне говорили: «Человек есть мера всех вещей, существующих – что они существуют, не существующих – что они не существуют». Ведь оказаться не на своем месте – это все равно, что не существовать.
- Это почему же? Положи ком земли на обеденный стол: лежит себе и лежит, даже потрогать можно.
- Хе-хе, лежит-то он лежит, а вот что с обеденным столом стало? Будешь ли есть, хотя бы черную икру, если на столе лежит кусок навоза?
- Как-то не очень аппетитно…
- Вот и пообедали (смеется)… Значит, если на обеденный стол положить кусок дерьма, то обеденный стол исчезнет?
- Ну как же исчезнет? Вот он, стоит, где стоял.
- Но есть же ты за таким столом не станешь?
- Нет.
- Значит это больше не обеденный стол?
- Не обеденный.
- А что это?
- Уже и не знаю.
- То есть, даже и названия этому никакого нет?
- Нет.
- Вот и выходит, что обеденный стол исчез, перестал существовать, но, за то появилось нечто неопределенное, чему даже имени нет. А что значит в нашем мире, если нет имени?
- Видимо, что этого нет, раз его назвать не получается.
- Это значит, что установить его место в мире других вещей не получилось, назначение его – непонятное. Вроде есть вещь, а вроде – и нет.
- Жутковато как-то.
- Ага. Но, подведем итог этому экскурсу. Значит: грязь имеет несколько свойств. Нормальный порядок вещей приводит в небытие (обеденный стол у нас с тобой исчез), порождает неопределенные, неизведанные миры.
- Приводит в небытие – значит несет смерть?
- Конечно. Грязь, нечистота – смертельно опасна. А еще один вывод – это люди разделяют чистое от нечистого.
- А ведь грех – это нечистота?
- К этому и веду мысль. От того и сказано, что «наказание за грех – смерть».
- Выходит, что и грех от праведности – тоже люди отделяют.
- Конечно. Грех – категория социальная.
- А как же Бог?
- Бог санкционирует устойчивость социального порядка. От того и сказано: «грех – есть беззаконие».
- Значит, порядок возникает из самого общества, а Бог утверждает то, что уже сложилось.
- Да, но именно такой Бог, который соответствует этому наличному обществу. Наличный Бог. Об этом мы с тобой в прошлый раз уже говорили.
- Интересно, а вот что будет, если кто-то усядется есть черную икру за столом, где лежит куча навоза?
- Ха-ха-ха (смеется). Будет панк-революция (шучу, конечно). Это называется нигилизм. Но последствия этого самые серьезные. Или такой человек умрет, или умрет общество, которое такое допускает.
- То есть?
- Если общество еще жизнеспособно, то оно само такого человека из своей среды удалит, так как такое поведение – разрушительно. Или, наоборот, если общество уже не в состоянии пресечь такую деятельность – значит общество уже при смерти, значит эон уже поменялся, но этого пока не заметили.
- А в обратном направлении это работает? То есть, если некое сообщество начнет сознательно жить так, как не принято большинством, то что будет? Другими словами, можно ли сознательно менять эон?
- Собственно, этим религия и занимается.
- Не совсем понял твою мысль.
- Смотри, что происходит при богослужении: невозможное становится возможным. Вино становится Кровью, хлеб – Телом.
- ???
- Происходит регулярное воспроизведение запретного. А что это значит? Значит богослужение конструирует иную реальность, другой век.
- Так значит все настоящие христиане – нигилисты?
- Безусловно. Правда термин этот несет в себе некие обремененные традицией оттенки смысла. Мне больше нравится термин, который использовал один русский писатель к историческим «нигилистам» – «новые люди».
- Ага, и тут мы сразу можем вспомнить притчу про старые и новые меха, в которые наливают вино.
- Вот-вот. И возникает вопрос, как таких людей создать, чтобы они могли участвовать в том, что в обычном мире невозможно. И здесь, наконец, мы и приблизились к вопросу о крещении.
- Якоже по обычаю: хотели про богословие, а занялись социологией.
- Богословие – это и есть социология.
- Ну ладно, в следующий раз действительно о крещении поговорим.
- Ну, это как пойдет (смеется).

О религиозной пропаганде и миссионерской деятельности в СССР.

О религиозной пропаганде и миссионерской деятельности в СССР.
Как ее понимали в Совете по делам РПЦ при Совмине СССР.

5 июля 1957 г., в преддверии Международного фестиваля молодежи и студентов, Совет разослал региональным уполномоченным любопытный документ, под названием "Справка о церкви в СССР". В сопроводительном документе руководитель Совета Г. Карпов разъяснял назначение этого документа: "При этом направляется Вам для ориентировки «Справка о церкви в СССР».
По материалам справки Вы можете вести беседы с иностранцами в случае обращения их к Вам с вопросами о положении церкви в СССР и взаимоотношениях ее с государством, а также использовать материалы справки для инструктажа духовенства, которому приходится беседовать с иностранцами и давать разъяснения по интересующим их вопросам".Автором "Справки" выступил заместитель Карпова Белышев.
По сути дела, это была развернутая позиция государства по всем вопросам государственно-церковных отношений. На мой взгляд, именно такие документы надо иметь ввиду, для того, чтобы понимать причины тех или иных событий в этой сфере, а не твердить о пресловутом "богоборчестве". Позиция изложена четко, открыто, позиция вполне прагматичная. Вообще, при изучении этого периода полезно читать именно то, что писалось в официальных бумагах, большевики ничего здесь не скрывали.
Документ этот объемный, 54 страницы. В опубликованном виде в Сети мне отыскать не удалось (если кто знает, где опубликовано - буду благодарен за ссылку).

Ниже приводится отрывок о том, возможна ли религиозная пропаганда в СССР и как она ведется.
"В связи с проводимой в нашей стране научно-атеистической пропагандой часто задают вопрос – проводит ли церковь в СССР религиозную пропаганду, ведет ли она борьбу против атеизма и в каких формах?
Следует сказать, что церковь всей своей деятельностью осуществляет религиозную пропаганду. Она издает церковный журнал, в котором помещаются проповеди, статьи богословского содержания, историко-церковного характера, выпускает специальными изданиями библию, молитвенники, специальные сборники проповедей и другую религиозную литературу. С церковного амвона духовенство также обращается к верующим с проповедями, в которых излагает существо вероучения. Нужно сказать, что проповедничество во все времена существования церкви было большим средством идеологического воздействия на верующих и использовалась ею при миссионерском деятельности среди инаковерующих, а также по борьбе с сектантством и расколами. Проповедь, по толкованию церкви, есть: «христианское церковное наставление, преподаваемое в храме за литургией с целью поведать и разъяснить слушателям учение Иисуса Христа».Collapse )
То же самое относится и к миссионерской деятельности всех религиозных организаций, имеющихся в СССР за границей. Если царское правительство считало возможным и необходимый обращать «малокультурных дикарей, азиатов» в православие и распространять свое политическое влияние в других странах, то Советское социалистическое государство признает суверенитет всех больших и малых государств и не считает возможным обращать, например, китайцев или корейцев в православие иди другую какую-либо веру. Это было бы вмешательством в дела другого государства поэтому религиозные объединения в СССР не ведут никакой миссионерской деятельности за границей".

Реакция чувашских верующих на доклад Хрущева о "культе личности" на XX съезде КПСС

Из отчетно-информационного доклада уполномоченного Совета по делам РПЦ по ЧАССР Васильева за 1 полугодие 1956 г.
"О ходатайствах об открытии церквей.
В истекшем полугодии особенно увеличилось количество ходатайств об открытии церквей. Посетило меня за это время 7 ходоков по вопросу об открытии церквей и поступило 8 письменных ходатайств по этому вопросу, причём 7 из них через центральные правительственные органы и Совет по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР.
Ходоки, посетившие меня лично, не только настойчиво просили об открытии церкви, но высказывали довольно интересные мысли, характеризующие их понимание современной обстановки, а именно:
а) верующая из дер. Ахманеево, Сундырского района, Землемерова, так заявила: «Тов. Хрущев говорит, что в Советском Союзе гонений на церковь нет, а Вы не хотите нам, старикам, дать возможность спокойно помолиться в церкви. Нам, старикам, вся радость в церкви».
б) верующие Шикин и Евстратов из г. Шумерля так высказывались: «Теперь не сталинское время. Тогда мы боялись высказывать о наших религиозных желаниях, а теперь можно. Наша вера не помешает никому. Церковь теперь не против власти».
Примерно в том же духе высказывались и другие ходоки. Из бесед с ними выяснилось, что и они, каким-то образом слышали о специальном докладе ЦК КПСС, сделанном тов. Хрущевым Н.С. на XX съезде КПСС. Но они восприняли его как фактор, разрешающий церкви расширять ее деятельность".